Фаина Раневская: цитаты, высказывания, афоризмы.

Фаина Раневская

Фаина Раневская

Фаина Георгиевна Раневская (урождённая Фанни Ги́ршевна Фе́льдман; 1896, Таганрог — 1984, Москва) — советская актриса театра и кино. Современными журналистами именуется «одной из величайших русских актрис XX века» и «королевой второго плана». В современном общественном сознании Раневскую чаще всего связывают со множеством её собственных афоризмов, большинство из которых стали «крылатыми».

Жизнь – это небольшая прогулка перед вечным сном.

Жизнь проходит и не кланяется, как сердитая соседка.

Жить надо так, чтобы тебя помнили и сволочи.

У меня хватило ума глупо прожить жизнь.

Я – выкидыш Станиславского.

Я жила со многими театрами, но так и не получила удовольствия.

Я, в силу отпущенного мне дарования, пропищала как комар.

Сняться в плохом фильме – все равно что плюнуть в вечность.

О своих работах в кино:
Деньги съедены, а позор остался.

Получаю письма: «Помогите стать актером». Отвечаю: «Бог поможет!»


Птицы дерутся, как актрисы из-за роли.

Нельзя играть Толстого, когда актер П. играет Федю Протасова. Это все равно что если б я играла Маргариту Готье только потому, что я кашляю.

Об исполнительнице главной роли в фильме «Пышка»:
Не имей сто рублей, а имей двух грудей.

Четвертый раз смотрю этот фильм и должна вам сказать, что сегодня актеры играли как никогда.

Вы знаете, что такое сниматься в кино? Представьте, что вы моетесь в бане, а туда приводят экскурсию.

Сейчас актеры не умеют молчать. А кстати, и говорить.

Посредственность всегда так говорит о себе: «Сегодня я играл изумительно, как никогда! Вы знаете, какой я скромный? Вся Европа знает, какой я скромный!»

Для меня всегда было загадкой – как великие актеры могли играть с артистами, от которых нечем заразиться, даже насморком.

Есть люди, в которых живет Бог; есть люди, в которых живет дьявол; а есть люди, в которых живут только глисты.

Мне всегда было непонятно: люди стыдятся бедности и не стыдятся богатства.

О мрачном водителе:
Он ненавидит меня за то, что он возит меня, а не я его.

О Сикстинской мадонне:
Эта дама может уже сама выбирать, на кого ей производить впечатление.

Глядя на прореху в своей юбке:
Напора красоты не может сдержать ничто!

О памятнике Карлу Марксу в Москве:
Это же холодильник с бородой!

Проклятый девятнадцатый век, проклятое воспитание: не могу стоять, когда мужчины сидят.

Орфографические ошибки в письме – как клоп на белой блузке.

Пусть это будет маленькая сплетня, которая должна исчезнуть между нами.

Надоедливым телефонным поклонникам:
– Извините, я не могу продолжать разговор. Я говорю из автомата, а здесь большая очередь.

Я обязана друзьям, которые оказывают мне честь своим посещением, и глубоко благодарна друзьям, которые лишают меня этой чести.

8 марта – мое личное бедствие. С каждой открыткой в цветах и бантиках вырываю клок волос от горя, что я не родилась мужчиной.

Не лажу с бытом! Деньги мешают и когда их нет, и когда они есть.

Разговор Раневской с Львом Лосевым:
– Моя дура домработница купила сегодня курицу и сварила вместе с потрохами. Пришлось выбросить на помойку. Испортилось настроение на целый день.
– Фаина Георгиевна, наплюйте вы на эту курицу. Стоит ли из-за этого так расстраиваться!
– Да дело не в деньгах. Мне жалко эту курицу. Ведь для чего-то она родилась!

Домработница Раневской между делом бросает:
– Да, чтобы не забыть – в субботу конец света.

Нынешняя молодежь ни на что не похожа. Раньше я просто не знала, как отвечать на их вопросы, а теперь даже не понимаю, о чем они спрашивают.

Старость – это когда беспокоят не плохие сны, а плохая действительность.

Меня врач спрашивает: «Как вы спите?» Я говорю: «Я сплю с Пушкиным».

…Засыпаю, и мне снится Пушкин. Он идет с тростью по Тверскому бульвару. Я бегу к нему, кричу. Он остановился, посмотрел, поклонился и сказал: «Оставь меня в покое, старая б… Как ты надоела мне со своей любовью».

Наверное, я чистая христианка. Прощаю не только врагов, но и друзей своих.

Чем я занимаюсь? Симулирую здоровье.

Я как старая пальма на вокзале – никому не нужна, а выбросить жалко.

Я знала актрис лучше Раневской.

Я уже так стара, что стала забывать собственные мемуары.

На предложение написать книгу Раневская отвечала:
– Я боюсь, если я это сделаю, то получится книга жалоб. Без предложений.

Жизнь отнимает у меня столько времени, что писать о ней совсем некогда.

Я народная артистка, а не народная учительница.

В последние годы жизни:
– Учтите, мне осталось жить всего сорок пять минут.

Понятна мысль моя неглубокая?

В пять лет была тщеславна, мечтала получить медаль за спасение утопающих. Теперь медали, ордена держу в коробке, где нацарапала: «Похоронные принадлежности».

Народ у нас самый даровитый, добрый и совестливый. Но практически как-то складывается так, что постоянно, процентов на восемьдесят, нас окружают идиоты, мошенники и жуткие дамы без собачек.

Боже мой, как прошмыгнула жизнь, а я даже никогда не слышала, как поют соловьи.