Франсуа Рене де Шатобриан: цитаты, афоризмы, высказывания.

Франсуа Рене де Шатобриан

Франсуа Рене де Шатобриан

Франсуа Рене де Шатобриан (фр. François-René, vicomte de Chateaubriand; 1768 — 1848) — французский писатель и дипломат, один из первых представителей романтизма во французской литературе.

Когда люди не верят ни во что, они готовы поверить во что угодно.

Чем серьезней лицо, тем прекрасней улыбка.

Юность счастлива, потому что она ничего не знает; старость несчастлива, потому что знает всё.

Величественна не та душа, что прощает, но та, что в прощении не нуждается.

Источник зла есть тщеславие, а источник добра – милосердие.

Как и почти всегда в политике, результат бывает противоположен предвидению.

Проклятие победам, одержанным не для защиты отечества и служащим лишь тщеславию победителя.

Революция – это кровавый бассейн, в котором отмывают аморальные деяния.

Презрение следует расточать весьма экономно, так как число нуждающихся в нем велико.

Нравственные добродетели состоят не столько в наличии достоинств, сколько в отсутствии недостатков.

Аристократия проходит через три последовательных возраста: возраст превосходства, возраст привилегий, возраст тщеславия; по выходе из первого она вырождается во втором и угасает в третьем.

Без женщины мужчина оставался бы грубым, суровым, одиноким и никогда не знал бы всех тех прелестей, которые – лишь улыбки любви.

Инстинкт, в особенности свойственный человеку, – самый прекрасный, самый нравственный из инстинктов – это любовь к отечеству.

Всё, что создается плотью, умирает, как и она сама; всё, что создается разумом, нетленно, как сам разум.

Глаза деспота привлекают рабов подобно тому, как взгляды змеи чаруют птиц, становящихся ее добычей.

Если бы я имел безрассудство еще верить в счастье, я искал бы его в привычке.

Людям осторожным представляются неосторожными те, кто повинуется чувству чести.

Идея равенства, наша естественная страсть, прекрасна в возвышенных душах, но для душ низких она не означает ничего, кроме зависти.

Живые не могут ничему научить мертвых, зато мертвые учат живых.

История народов есть шкала человеческих бедствий, деления которой обозначаются революциями.

Когда человек улыбается, а еще больше – когда смеется, он как бы успевает продлить свою жизнь, этот короткий миг. Чем серьезней лицо, тем прекрасней улыбка.

Литературная слава – это единственная слава, которую ни с кем нельзя разделить.

Когда свобода исчезла, остается еще страна, но отечества уже нет.

Не тот писатель оригинален, который никому не подражает, а тот, кому никто не в силах подражать.

Мы будем казаться варварами нашему отдаленному потомству.

Надежда, эта кормилица несчастных, приставленная к человечеству, как нежная мать к своему больному детищу, качает его на своих руках, подносит к своей неиссякаемой груди и поит его молоком, утоляющим его скорби.

Не право рождает долг, но долг – право.

Оставьте мелочную и легкую критику несовершенств во имя великой и трудной критики красоты.

Попасть в милость к тирану так же опасно, как и попасть к нему в опалу.

Не умея пользоваться тем, что в нашем распоряжении, мы во всём бываем разочарованы.

Пока сердце еще питают желания, ум сохраняет иллюзии.

Слава для старика то же, что брильянты для старухи: украшают ее, но не могут ее скрасить.

То, что хорошо, остается хорошим независимо от употребления, какое люди могли из него делать.

Человек не нуждается в путешествиях, чтобы расти; он несет в себе беспредельность.

Человек становится беднее мыслями по мере того, как он обогащается чувствами.

Человеческое правосудие сопровождается отчаянием.

Человеческое сердце походит на речную губку, которая то вбирает в себя чистую воду в ясную погоду, то наполняется водой грязной, когда погода взбаламутит реку.