Максим Горький: цитаты, афоризмы, высказывания.

Максим Горький

Фотография А. М. Горького с дарственной надписью — Антону Павловичу Чехову. 1900г.

Максим Горький (настоящее имя — Алексей Максимович Пешков); устоявшимся является также употребление настоящего имени писателя в сочетании с псевдонимом — Алексей Максимович Горький, (16/28.03.1868, Нижний Новгород, Российская империя — 18.06.1936, Горки, Московская область, СССР) — русский писатель, прозаик, драматург. Один из самых значительных и известных в мире русских писателей и мыслителей. 5 раз номинирован на Нобелевскую премию по литературе: в 1918, 1923, два раза в 1928, 1933 гг.

Без любви жить человеку невозможно: затем ему и душа дана, чтобы он мог любить.

Есть любовь, которая мешает человеку жить.

Истинная любовь бьет сердце, как молния, и нема, как молния.

В любимом – вся душа.

Любовь к женщине – трагическая обязанность мужчины.

Любовь к идеалу – чувство деятельное и страстно склонное к жертве.

Любовь – это желание жить.

Нужно жить всегда влюбленным во что-нибудь недоступное тебе. Человек становится выше ростом оттого, что тянется вверх.

От любви к женщине родилось все прекрасное на земле.

Последствия любви всегда одни и те же – новый человек! Я говорю не о ребенке, а о людях, которые любят, ведь это чувство обновляет душу, делает людей иными, лучше, красивее.

Жизнь без любви – не жизнь, а существование. Без любви жить невозможно, для того и дана душа человеку, чтобы любить.

Жизнь устроена так дьявольски искусно, что, не умея ненавидеть, невозможно искренне любить.


Если бы жизнь была интересна, никто не играл бы в карты.

Неправда, что жизнь мрачна, неправда, что в ней только язвы да стоны, горе и слезы!.. В ней есть все, что захочет найти человек, а в нем есть силы создать то, чего нет в ней.

Есть только две формы жизни: гниение и горение. Трусливые и жадные изберут первую, мужественные и щедрые – вторую.

Жизнь всегда будет достаточно плоха для того, чтоб желание лучшего не угасало в человеке.

Реальная жизнь немногим отличается от хорошей фантастической сказки, если рассматривать ее изнутри, со стороны желаний и мотивов, коими руководствуется человек в своей деятельности.

Жизнь идет: кто не поспевает за ней, тот остается одиноким.

Полнее и интереснее жизнь тогда, когда человек борется с тем, что ему мешает жить.

Жизнь человека до смешного кратка. Как жить? Одни упорно уклоняются от жизни, другие всецело посвящают себя ей. Первые на склоне дней будут нищи духом и воспоминаниями, другие – богаты и тем и другим.

Жизнь человечества – творчество, стремление к победе над сопротивлением мертвой материи, желание овладеть всеми ее тайнами и заставить силы ее служить воле людей для счастья их.

Смысл жизни в красоте и силе стремления к целям, и нужно, чтобы каждый момент бытия имел свою высокую цель.

Смысл жизни – в совершенствовании человека.

Когда человек любит подвиги, он всегда умеет их сделать и найдет, где это можно. В жизни всегда есть место подвигам. И те, которые не находят их для себя, – просто лентяи или трусы, или не понимают жизни, потому что, кабы люди понимали жизнь, каждый захотел бы оставить после себя свою тень в ней.

Человек всю жизнь должен какое-нибудь дело делать – всю жизнь.

Когда человеку лежать на одном боку неудобно – он перевертывается на другой, а когда ему жить неудобно – он только жалуется. А ты сделай усилие: перевернись!

Стремление вперед – вот цель жизни. Пусть же вся жизнь будет стремлением, и тогда в ней будут высоко прекрасные часы.

Безумство храбрых – вот мудрость жизни.

Мы должны жить так, чтобы каждый из нас, несмотря на различие индивидуальностей, чувствовал себя человеком, равноценным всем другим и всякому другому.

Чтобы жить, надо уметь что-нибудь делать.

Книга – она вещь мертвая, ее как хочешь бери, рви, ломай – она не закричит. А жизнь, чуть ты по ней неверно шагнул, неправильно место в ней себе занял, – тысячью голосов заорет на тебя, да еще и ударит, с ног собьет.

Когда природа лишила человека его способности ходить на четвереньках, она дала ему, в виде посоха, – идеал! И с той поры он бессознательно, инстинктивно стремится к лучшему – все выше! Сделайте это стремление сознательным, учите людей понимать, что только в сознательном стремлении к лучшему – истинное счастье.

Счастье начинается с ненависти к несчастью, с физиологической брезгливости ко всему, что искажает, уродует человека, с внутреннего органического отталкивания от всего, что ноет, стонет, вздыхает.

Счастье с женщиной возможно лишь при условии полной искренности.

Счастье скоро не дается, его, как гриб в лесу, надо поискать, да над ним спину поломать, а найдешь – гляди, не поганка ли.

Несчастье большинства людей в том, что они считают себя способными на большее, чем могут.

Несчастье – самый прочный цемент для соединения натур даже прямо противоположных друг другу.

Злоба – это глупость.

Все женщины – актрисы, вот в чем дело! Русские женщины по преимуществу драматические актрисы… все героинь хотят играть.

Высота культуры определяется отношением к женщине.

Чтобы подчинить женщину своей воле, нужно применять к ней мягкий, но сильный и красивый в своей силе, непременно красивый, деспотизм.

Женщина и человек так тесно спаяны, так неразрывно слиты в одно красивое круглое целое.

Признав русскую женщину «лучшей», мы как будто испугались: а что, если она, в самом деле, окажется лучше нас? И при всяком удобном случае мы купаем наших женщин в кипятке жирной пошлости, не забывая, впрочем, сдобрить бульон двумя, тремя листиками лавра. Заметно, что чем более значительна женщина, тем более настойчиво хочется нам заставить ее покраснеть.

Уважай подругу твою, прекрасную русскую женщину, учись любить в ней человека, товарища твоего в трудной работе строительства русской земли.

Женщина иногда может в своего мужа влюбиться.

И самое умное, чего достиг человек, – это уменье любить женщину, поклоняться ее красоте: от любви к женщине родилось все прекрасное на земле.

Женщины всегда будут любить того, кто умеет сильно ласкать, хотя бы и был он сед, хотя бы и в морщинах было лицо его – в силе красота, а не в нежной коже и румянце щек.

Русские бабы обязаны быть особенно консервативными, потому что в России мужчина – фантазер, мечтатель.

Мужчине женщина всегда вредна: когда она хороша, она возбуждает у других желание обладать ею, а мужа своего предает мукам ревности; когда она дурна, муж ее, завидуя другим, страдает от зависти; а если она не хороша и не дурна, мужчина делает ее прекрасной и, поняв, что он ошибся, вновь страдает через нее, эту женщину.

О том, куда ветер дует,
Нам честно былинка скажет;
Но то, что женщина хочет, –
Сам Бог не знает даже!

Все мужчины интересничают при женщинах. Один изображает пессимиста, другой – Мефистофеля… А сами – просто лентяи.

Жена к тебе вроде цепью на всю жизнь прикована… И оба вы с ней на манер каторжников. И старайся идти с ней стройно в ногу… а не сумеешь – цепь почуешь.

Замуж бабе выйти – все равно как зимой в прорубь прыгнуть.

Матери – вот что насыщает нас любовью к жизни!

Дети – живые цветы земли.

Дети – это завтрашние судьбы наши, это критики наших воззрений, деяний, это люди, которые идут в мир на великую работу строительства новых форм жизни.

Будущее принадлежит людям честного труда.

Не зная прошлого, невозможно понять подлинный смысл настоящего и цели будущего.

… Прошлое – не деготь на воротах, его не выскоблишь…

В карете прошлого никуда не уедешь…

Старость консервативна, это ее главное несчастье.

Старость – не преступление, а только неизбежная и очень крупная неприятность.

Талант – как породистый конь, необходимо научиться управлять им, а если дергать повода во все стороны, конь превратится в клячу.

Талант развивается из чувства любви к делу, возможно даже, что талант – в сущности его – и есть любовь к делу, к процессу работы.

Талант – это вера в себя, в свою силу.

Говорить правду – труднейшее из всех искусств.

Правда выше жалости.

Правда груба и холодна, и в ней всегда скрыт тонкий яд скептицизма.

Ложь – религия рабов и хозяев. Правда – бог свободного человека.

Клевета и ложь – узаконенный метод политики мещан. Среди великих людей мира сего едва ли найдется хоть один, которого не пытались бы измазать грязью.

Велик и прекрасен человек в стремлении к лучшему.

В каждом человеке скрыта мудрая сила строителя… нужно ей дать волю развиться и расцвести, чтоб она обогатила землю еще большими чудесами.

Это всегда так бывает – чем ниже и хуже человек, тем он нам понятнее и ближе; дурные люди всегда пользуются у нас большим вниманием, чем хорошие, ибо для каждого из нас сравнение с дурным человеком выгоднее, чем с хорошим.

Человек – это звучит гордо.

Человека приласкать никогда не вредно.

Самодовольный человек – затвердевшая опухоль на груди общества.

Если все время человеку говорить, что он свинья, то он действительно в конце концов захрюкает.

Человек, который много согрешил, всегда умен.

Человек, который не знает, что он сделает завтра, – несчастный.

Человек ловится на мелочах – в крупном можно «притвориться», мелочь всегда выдает истинную «суть души», ее рисунок, ее тяготение.

Человек по натуре своей – художник. Он всюду так или иначе стремится вносить в свою жизнь красоту.

Человек прежде всего – зоологический тип, вот истина. Вы это знаете! И как вы ни кривляйтесь, вам не скрыть того, что вы хотите пить, есть…

Что такое пустой человек? Которого всем, чем хочешь, набить можно.

Человек – высший продукт земной природы. Человек – сложнейшая и тончайшая система. Но для того чтобы наслаждаться сокровищами природы, человек должен быть здоровым, сильным и умным.

Человек есть вселенная, и да здравствует вовеки он, носящий в себе весь мир.

Человек есть украшение мира.

Человек, каждый из нас, есть выход из посылок прошлого и необходимая посылка в будущее. Мы все люди, и я не знаю имени, которое можно произнести с большой гордостью и любовью, чем имя человека.

До той поры, пока мы не научимся любоваться человеком как самым красивым и чудесным явлением на нашей планете, до той поры мы не освободимся от мерзости и лжи нашей жизни.

Довольством собой не будет удовлетворен человек: он все-таки выше этого.

Люди, которых понимаешь сразу, люди без остатка – неинтересны. Человек должен вмещать в себя, по возможности, все, плюс – еще нечто.

Никогда не подходи к человеку, думая, что в нем больше дурного, чем хорошего.

Около хорошего человека потрешься – как медная копейка о серебро – и сам за двугривенный сойдешь.

Рожденный ползать летать не может.

Превосходная должность – быть человеком на земле.

Умение находить, сравнивать, изучать полезное и вредное, красивое и уродливое вне себя и в самом себе – вот основная сила человека.

Только человек, насыщенный верой в себя, осуществляет свою волю, прямо внедряя ее в жизнь.

Каждый город – храм, возведенный трудами людей.

Именно в труде, и только в труде велик человек, и чем горячей его любовь к труду, тем более величественен сам он, тем продуктивнее, красивее его работа.

Когда труд – удовольствие, жизнь – хороша! Когда труд – обязанность, – рабство!

Труд и наука – выше этих двух сил нет ничего на земле.

Никакая сила не делает человека великим и мудрым, как это делает сила труда – коллективного, дружного, свободного труда.

Минимум труда – максимум наслаждения, это очень заманчиво и увлекает, как все неосуществимое, как всякая утопия.

Труд ученого – достояние всего человечества, и наука является областью наибольшего бескорыстия.

Труд – это источник радостей, всего лучшего в мире.

Наука – это высший разум человечества, это солнце, которое человек создал из плоти и крови своей, создал и зажег перед собой для того, чтобы осветить тьму своей тяжелой жизни, чтобы найти выход к свободе, справедливости, красоте.

Всегда – учиться, все – знать! Чем больше узнаешь, тем сильнее станешь.

Доказывать человеку необходимость знания – это все равно что убеждать его в полезности зрения.

Дураки ставят вопросы чаще, чем пытливые люди.

Знание – это абсолютная ценность нашего времени.

Не знать – это равносильно не развиваться, не двигаться.

Нет силы более могучей, чем знание; человек, вооруженный знанием, непобедим.

Когда человек говорит мало, он кажется умнее.

Когда много спрашивают – мало думают и плохо помнят.

Людей умных, но не умеющих чувствовать, не люблю. Они все – злые, и злые низко.

Плохо, когда сила живет без ума, да нехорошо, когда и ум без силы.

Сырой русский мозг не вспыхивает огнем разума, когда в него попадает искра знания, – он тлеет и гадит…

Ум есть драгоценный камень, который более красиво играет в оправе скромности.

Ум имей хоть маленький, да свой.

Разум, не организованный идеей, – еще не та сила, которая входит в жизнь творчески.

Русскому разуму чужд скептицизм.

Всю мою жизнь я видел настоящими героями только людей, которые любят и умеют работать.

Всякая работа трудна до времени, пока ее не полюбишь, а потом она возбуждает и становится легче.

Ежели людей по работе ценить, тогда лошадь лучше всякого человека.

Кто работает, тот не скучает.

Работа выше медных и серебряных денег, работа всегда выше платы, которую дают за нее! Деньги исчезают, работа – остается.

Решающую роль в работе играет не всегда материал, но всегда мастер.

Еврей почти всегда лучший работник, чем русский, на это глупо злиться, этому надо учиться.

Дело – зверь живой и сильный, и править им нужно умеючи, взнуздывать надо крепко, а то оно тебя одолеет.

Литература – дело глубоко ответственное и не требует кокетства дарованиями.

Читайте, читайте русскую литературу как можно больше, все читайте! Это лучшая литература в мире.

Писатели… большие мастера по части совращения женщин.

Писатель, не обладающий знаниями фольклора, – плохой писатель. В народном творчестве сокрыты беспредельные богатства, и добросовестный писатель должен ими овладеть. Только тут можно изучить родной язык, а он у нас богат и славен.

Мы живем в стране, где только писатель может быть глашатаем правды, беспристрастным судьею пороков своего народа и борцом за его интересы… Только он может быть таким, и таким должен быть русский писатель.

Русский писатель всегда хочет написать что-то вроде Евангелия, книгу ко всему миру; у нас этого все хотят, это общее стремление и больших и маленьких писателей, и, знаете, часто маленькие-то вечную правду чувствуют вернее, глубже гениев…

Борьба за чистоту, за смысловую точность, за остроту языка есть борьба за орудие культуры. Чем острее это орудие, чем более точно направлено – тем оно победоносней.

Не умея держать в руке топор, дерева не отешешь, а не зная языка хорошо – красиво и всем понятно не напишешь.

Язык – это оружие литератора, как ружье – солдата. Чем лучше оружие – тем сильнее воин.

В неисчерпаемой сокровищнице русского языка, народного русского языка для всякого писателя вполне достаточно таких слов, в которых он найдет яркое, сильное, четкое оформление для своего материала.

Народ наш в части языкового творчества – очень талантливый народ, но мы плохо с этим считаемся. Мы не умеем отобрать то, что у него талантливо.

Начиная с Пушкина, наши классики отобрали из речевого хаоса наиболее точные, яркие, веские слова и создали «великий, прекрасный язык»…

Без совести и при большом уме не проживешь.

Совесть – это сила, непобедимая лишь для слабых духом, сильные же быстро овладевают ею и порабощают ее своим желанием.

Факт есть нечто такое, от чего сомнения отскакивают, как резиновый мяч от железа.

Факт – еще не вся правда, он – только сырье, из которого следует выплавить, извлечь настоящую правду искусства.

Вера – это всегда хорошо для удобств души, спокойствия ее, она несколько ослепляет человека, позволяя ему не замечать мучительных противоречий жизни.

Подлецы редко бывают веселыми людьми.

Подлецы – самые строгие судьи.

Будучи подлецом, не воображай, что это оригинально.

Книга – такое же явление жизни, как человек, она – тоже факт живой, говорящий, и она менее «вещь», чем все другие вещи, созданные и создаваемые человеком.

Любите книгу, она облегчает вам жизнь, дружески поможет разобраться в пестрой и бурной путанице мыслей, чувств, событий, она научит вас уважать человека и самих себя, она окрыляет ум и сердце чувством любви к миру, к человечеству.

Слава – жидкость мутного цвета, кисловатого вкуса, и в большом количестве она действует на слабые головы плохо, вызывая у принимающих ее тяжелое опьянение, подобно пивному. Принимать эту микстуру следует осторожно, не более одной чайной ложки в год; усиленные дозы вызывают ожирение сердца, опухоли чванства, заносчивости, самомнения, нетерпимости и вообще всякие болезненные уродства.

Высота культуры всегда стоит в прямой зависимости от любви к труду!

Отечество чувствовало бы себя в меньшей опасности, если б в отечестве было больше культуры.

Истинная суть и смысл культуры – в органическом отвращении ко всему, что грязно, подло, лживо, грубо, что унижает человека и заставляет его страдать.

Оригинальнейшая черта русского человека – в каждый данный момент он искренен. Именно эта оригинальность и является, как я думаю, источником моральной сумятицы, среди которой мы привыкли жить…Морали, как чувства органической брезгливости ко всему грязному и дурному, как инстинктивного тяготения к чистоте душевной и красивому поступку, – такой морали нет в нашем обиходе. Ее место издавно занято холодными, «от ума», рассуждениями о правилах поведения, и рассуждения эти, не говоря об их отвратительной схоластике, создают ледяную атмосферу какого-то бесконечного, нудного и бесстыдного взаимоосуждения, подсиживания друг друга, заглядывания в душу вам косым и зорким взглядом врага.

Русский человек привык выдумывать жизнь для себя, делать же ее плохо умеет.

Русский любуется энергией, но – плохо верит в нее.

В России честный человек – что-то вроде трубочиста, которым няньки пугают честных детей.

Русское благодушие всегда не лишено хитрости.

У нас верят не потому, что знают и любят, а именно для спокойствия души – это вера созерцателей, бесплодная и бессильная, она – «мертва есть».

Я знаю русский народ и не склонен преувеличивать его достоинства, но я убежден, я верю – этот народ может внести в духовную жизнь земли и нечто своеобразное и глубокое, нечто важное для всех.

Оправдывать у нас любят не меньше, чем осуждать, но в этой любви к оправданию больше заботы о себе, а не о ближнем, – в ней всегда заметно желание оправдать свой личный будущий грех; очень предусмотрительно, однако – скверно.

Русский народ – самый удивительный, и никому не известно, что он может сделать.

Русский народ – в силу условий своего исторического развития – огромное дряблое тело, лишенное вкуса к государственному строительству и почти недоступное влиянию идей, способных облагородить волевые акты; русская интеллигенция – болезненно распухшая от обилия чужих мыслей голова, связанная с туловищем не крепким позвоночником единства желаний и целей, а какой-то еле различимой тоненькой нервной нитью.

Мы добродушны, как сами же говорим про себя. Но когда присмотришься к русскому добродушию, видишь его очень похожим на азиатское безразличие.

Мы слишком много прощаем… Это слабость… Она убивает уважение друг к другу.

Народ – не только сила, создающая все материальные ценности, он – единственный и неиссякаемый источник ценностей духовных.

Конечно, «кто ничего не делает – не ошибается», но у нас ужасно много людей, которые что ни сделают – ошибаются.

В России живет два племени: люди одного – могут думать и говорить только о прошлом, люди другого – лишь о будущем, и непременно, очень отдаленном. Настоящее, завтрашний день почти никого не интересует.

Россия – страна анархизма! Органическое отвращение к работе и полная неспособность к порядку… Уважение к законности – отсутствует…

Русская интеллигенция была, остается и еще долго будет единственной ломовой лошадью, запряженной в тяжкий воз истории России.

Обилие неудачников характерно для русской интеллигенции. Она всегда смотрела на себя как на средство, никто не учил ее быть самоцелью, смотреть на себя как на ценнейшее явление мира.

Мещанство – это ползучее растение, оно способно бесконечно размножаться и хотело бы задушить своими побегами всё на своей дороге.

Самопожертвование – это болезнь эпохи, она вызвана пониженной жизнеспособностью мелкого мещанства.

Единственным орудием самозащиты мещанства является цинизм.

Идеология и мораль мещан направлены к тому, чтобы возможно туго и крепко связать волю и разум человека, направленные в сторону коллективизма.

Веселье у нас никогда не живет и не ценится само по себе, а его нарочито поднимают из-под спуда как средство умерить русскую сонную тоску. Подозрительна внутренняя сила веселья, которое живет не само по себе, не потому, что хочет, просто – хочет жить, а является только по вызову печальных дней.

Слишком часто русское веселье неожиданно и неуловимо переходит в жестокую драку.

Быть пьяницей удобно. Пьяниц у нас любят. Ибо всегда удобнее любить какую-нибудь мелочь, дрянь, чем что-либо крупное, хорошее…

… Как холера является экзаменом на обладание хорошим желудком, так алкоголизм – экзамен общей стойкости организма.

Революция – судорога, за которою должно следовать медленное и планомерное движение к цели, поставленной актом революции.

Политика неизбежна, как дурная погода, но, чтобы облагородить политику, необходима культурная работа, и давно пора внести в область злых политических эмоций эмоции доброты и добра.

Политика – почва, на которой быстро и обильно прорастает чертополох ядовитой вражды, злых подозрений, бесстыдной лжи, клеветы, болезненных честолюбий, неуважение к личности, – перечислите всё дурное, что есть в человеке, – всё это особенно ярко и богато прорастает именно на почве политической борьбы.

Всякое правительство – как бы оно себя ни именовало – стремится не только «управлять» волею народных масс, но и воспитывать эту волю сообразно своим принципам и целям. Наиболее демагогические и ловкие правительства обычно приукрашивают свое стремление управлять народной волей и воспитывать ее словами: мы выражаем волю народа.

Память, этот бич несчастных, оживляет даже камни прошлого и даже в яд, выпитый некогда, подливает капли меда.

Помнить – это всё равно, что понимать, а чем больше понимаешь, тем более видишь хорошего.

Бедные люди – красивые, а богатые – сильные.

Не давайте себя во власть дьявола уныния, раздражения, лени и прочих смертных грехов – их семь и еще семьдесят семь.

Учитесь чувствовать себя и на малом деле большими людьми.

Товарищей выбирай себе с оглядкой, потому что есть люди, которые заразны, как болезнь.

Мне люди до той поры нравятся, пока они хотят чего-нибудь, куда-нибудь идут, ищут чего-то, мучатся… но если они дошли до цели своей и остановились, тут они уже неинтересны.

Нет людей чисто беленьких или совершенно черненьких: люди все пестрые.

Художник – чувствилище своей страны, своего класса, ухо, око и сердце его; он – голос своей эпохи.

Мышление афоризмами характерно для народа.

Краткие речи всегда более содержательны и способны вызвать сильное впечатление.

Наша речь преимущественно афористична, отличается своей сжатостью, крепостью.

Слово – одежда всех фактов, всех мыслей.

Ссориться – не значит не любить.

Не будьте равнодушны, ибо равнодушие смертоносно для души человека.

Хорошее всегда зажигает желание лучшего.

Хороший смех – верный признак духовного здоровья.

Истинная красота и мудрость всегда в простоте.

Красивое – редко, но когда оно истинно красиво, оно согревает душу, как солнце, вдруг осиявшее пасмурный день.

Задача искусства – дать эстетическую и нравственную оценку всех существенных явлений жизни, в том числе и отрицательных, чтобы помочь человеку понять себя, поднять веру в себя и развить стремление к истине, бороться с пошлостью, уметь найти в людях хорошее, возбуждать в их лицах стыд, гнев, мужество, делать всё, чтобы люди стали благородными, сильными, могли одухотворить свою жизнь святым духом красоты.

Философы и в глупостях, должно быть, знают толк.

Лицо – зеркало души.

Истина необходима человеку так же, как слепому – трезвый поводырь.

Невежество – обломки старых истин.

Предрассудки – обломки старых истин.

Пессимизм – философия неудачников.

Наш воспитатель – наша действительность.

Личный эгоизм – это родной отец подлости.

Гнев – не любовь, он недолговечен.

Мы выбираем друзей небрежнее, чем ботинки.

Не жалей себя – это самая гордая, самая красивая мудрость на земле.

Не своротить камня с пути думою. Кто ничего не делает, с тем ничего не станется.

Не следует забывать, что враги часто бывают правы, осуждая наших друзей, а правда усиливает удар врага; сказать печальную и обидную правду о друзьях раньше, чем скажет ее враг, значит обессилить нападение врага.

Приличие требует, чтобы люди лгали.

Жалость – это имитация любви.

Все хотят порядка, да разума нехватка.

Идиотизм – болезнь, которую нельзя излечить внушением. Для больного этой неизлечимой болезнью ясно: так как среди евреев оказались семь с половиной большевиков, значит, во всем виноват еврейский народ.

Полемика – премилое занятие для любителей схоластических упражнений в словесности и для тех людей, которые своим долгом почитают всегда и во всем доказывать свою правоту, точность мысли своей и прочие превосходные качества.

Моралисты стараются вколотить принципы морали внутрь людей, а сами всегда носят их снаружи, как галстуки и перчатки.

Действительность всегда есть воплощение идеала, и отрицая, изменяя ее, мы делаем это потому, что идеал, воплощенный нами же в ней, уже не удовлетворяет нас – мы создали в воображении иной, лучший.

Воображение – один из наиболее существенных приемов литературной техники, создающей образ.

Герой – это тот, кто творит жизнь вопреки смерти, кто побеждает смерть.

Атеистическое наше время, усмехаясь над библейской легендой, считает, что Бог – это псевдоним человеческой глупости.

Бурьян растет на жирной почве, разврат – на почве пресыщения.

Лучшее наслаждение, самая высокая радость в жизни – чувствовать себя нужным и близким людям.

Недавний раб… становится самым разнузданным деспотом, как только приобретает возможность быть владыкой ближнего своего.

comments powered by HyperComments