Михаил Лермонтов: афоризмы, цитаты, высказывания.

Михаил Лермонтов

Михаил Лермонтов в ментике лейб-гвардии Гусарского полка. Картина Петра Заболотского (1837).

Михаил Юрьевич Лермонтов (1814 — 1841) — великий русский поэт, прозаик, драматург, художник.

Грусть – жестокий властелин.

Зло порождает зло.

Блага, которые мы теряем, получают в глазах наших двойную цену.

Чем реже нас балует счастье,
Тем слаще предаваться нам
Предположеньям и мечтам.

Была без радости любовь,
Разлука будет без печали.

Поверь мне – счастье только там,
Где любят нас, где верят нам!

Любовь как огонь – без пищи гаснет.

Страшись любви: она пройдет,
Она мечтой твой ум встревожит,
Тоска по ней тебя убьет,
Ничто воскреснуть не поможет.

В природе противоположные причины часто производят одинаковые действия: лошадь равно падает на ноги от застоя и от излишней езды.

Время подобно непостоянной и капризной любовнице: чем более за ней гоняешься, чем более стараешься ее удержать, тем скорее она покидает тебя, тем скорее изменяет.

Гений, прикованный к чиновничьему столу, должен умереть или сойти с ума, точно так же как человек с могучим телосложением при сидячей жизни и скромном поведении умирает от апоплексического удара.

Душа или покоряется природным склонностям, или борется с ними, или побеждает их. От этого – злодей, толпа и люди высокой добродетели.

Если, друг, тебе сгрустнется,
Ты не дуйся, не сердись:
Все с годами пронесется —
Улыбнись и разгрустись.

Женщины любят только тех, которых не знают.

Жизнь – вечность, смерть – лишь миг.

Глупец, кто в женщине одной
Мечтал найти свой рай земной.

Жизнь как бал:
Кружишься – весело: кругом все светло, ясно…
Вернулся лишь домой, наряд измятый снял –
И все забыл и только что устал.

Жизнь побежденным не награда.

Из двух друзей один всегда раб другого, хотя часто ни один из них в этом себе не признается.

Боюсь не смерти я. О нет!
Боюсь исчезнуть совершенно.

История счастливых людей никогда не бывает занимательна.

Как страшно жизни сей оковы
Нам в одиночестве влачить.
Делить веселье все готовы:
Никто не хочет грусть делить.

Как часто мы принимаем за убеждение обман или промах рассудка.

Легко народом править, если он
Одною общей страстью увлечен.

Мир для меня – колода карт,
Жизнь – банк: рок мечет, я играю,
И правила игры я к людям применяю.

Многие спокойные реки начинаются шумными водопадами, а ни одна не скачет и не пенится до самого моря. Но это спокойствие часто признак великой, хотя скрытой силы: полнота и глубина чувств и мыслей не допускает бешеных порывов; душа, страдая и наслаждаясь, дает во всем себе строгий отчет и убеждается в том, что так должно; она знает, что без гроз постоянный зной солнца ее иссушит.

Мы пьем из чаши бытия
С закрытыми очами,
Златые омочив края
Своими же слезами.

Несколько печалей не так опасны, как одна глубокая.

Нет ничего парадоксальнее женского ума. Женщин трудно убедить в чем-нибудь: надобно их довести до того, чтобы они убедили себя сами. Чтобы выучиться их диалектике, надо опрокинуть в уме своем все школьные правила логики.

Отчаяние границу не знает.

Порой обманчива бывает седина:
Так мхом покрытая бутылка вековая
Хранит струю кипучего вина.

Самые счастливые люди – невежды.

Приятели – не всегда друзья.

Радости забываются, а печали – никогда.

Разочарование, как все моды, начав с высших слоев общества, спустилось к низшим, которые его донашивают, и те, которые больше всех и в самом деле скучают, стараются скрыть это несчастье, как порок.

Русский народ, этот сторукий исполин, скорее перенесет жестокость и надменность своего повелителя, чем слабость его; он желает быть наказываем – по справедливости, он согласен служить – но хочет гордиться рабством, хочет поднимать голову, чтобы смотреть на своего господина, и простит в нем скорее излишество пороков, чем недостаток добродетелей.

Сам черт не разберет, отчего у нас быстрее подвигаются те, которые идут назад.

Совесть вернее памяти.

Так есть мгновенья, краткие мгновенья,
Когда, столпясь, все адские мученья
Слетаются на сердце и грызут!
Века печали стоят тех минут…

Тот самый человек пустой,
Кто весь наполнен сам собой.

Узнать, прекрасна ли земля,
Узнать, для воли иль тюрьмы
На этот свет родимся мы.

Что страсти? – Ведь рано иль поздно их сладкий недуг
Исчезнет при слове рассудка;
И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг,
Такая пустая и глупая шутка…

Я люблю врагов, хотя не по-христиански. Они меня забавляют, волнуют мне кровь. Быть всегда на страже, ловить каждый взгляд, значение каждого слова, угадывать намерение, разрушать заговоры, притворяться обманутым и вдруг одним толчком опрокинуть все огромное и многотрудное здание их хитростей и замыслов – вот что я называю жизнью.

Язык и золото – вот наш кинжал и яд.


доски объявлений


comments powered by HyperComments