Плиний Младший: афоризмы, цитаты, высказывания на латыни с переводом.

Плиний Младший (полное имя: Гай Плиний Цецилий Секунд)

Плиний Младший (полное имя: Гай Плиний Цецилий Секунд)

Плиний Младший (полное имя: Гай Плиний Цецилий Секунд;  лат. Gaius Plinius Caecilius Secundus) (приблизительно 61—113) — древнеримский политический деятель и писатель, адвокат.

Nam gratia malorum там infida est quam ipsi.
Преданность негодяев так же ненадежна, как они сами.

Nam stultissimum credo ad imitandum non optima quaeque proponere.
Считаю крайней глупостью выбирать для подражания не самое лучшее.

Tunc praecipua mansuetudinis laus, cum irae causa justissima est.
Кротость особенно похвальна тогда, когда причина гнева вполне справедлива.

Officio perit gratia, si reposcatur.
Неблагодарное дело — услуга, если за нее требуют благодарности.

Cum eos etiam qui non indigent clementia ullius nihil quam lenitas deceat.
А между тем даже людям, которые ни в чьем снисхождении не нуждаются, больше всего пристало милосердие.

In tuum ipsius sinum inspice.
Загляни в собственную душу.

Proinde, dum suppetit vita, enitamur ut mors quam paucissima quae abolere possit inveniat.
Постараемся же, пока нам дана жизнь, чтобы смерти досталось как можно меньше того, что она сможет уничтожить.

Еа invasit homines habendi cupido ut possideri magis quam possidere.
Людей охватила такая страсть к наживе, что, по-видимому, они больше находятся под властью своего имущества, чем сами владеют им.

Nam utcumque in illis quo morbo finiuntur magnum ex ipsa necessitate solacium est.
Неизменным и великим утешением в смерти людей, скончавшихся от болезни, служит ее неотвратимость.

Quatenus nobis denegatur diu vivere, relinquamus aliquid quo nos vixisse testemur!
Нам отказано в долгой жизни; оставим труды, которые докажут, что мы жили!

Quid enim там circumcisum, там breve quam hominis vita longissima!
Как непрочен человек, как урезана, как коротка самая длинная человеческая жизнь!

Qui vero posteros cogitant ет memoriam sui operibus extendunt, his nulla mors non repentina est, ut quae semper inchoatum aliquid abrumpat.
Те, кто думают о будущих поколениях и хотят жить в своих произведениях, умирают всегда преждевременно, потому что смерть всегда обрывает у них что-то начатое.

Nam postquam desiimus facere laudanda, laudari quoque ineptum putamus.
He совершая больше поступков, достойных хвалы, мы считаем и похвалу себе бессмыслицей.

Neque enim illi patientius reprehenduntur quam qui maxime laudari merentur.
Никто не выслушивает порицаний терпеливее людей, больше всего заслуживающих похвал.

Sciam non corrumpti in deterius quae aliquando etiam a malis, sed honesta manere quae saepius a bonis fiunt.
Чистое не становится хуже, если им займутся люди плохие; вообще же оно удел хороших.

Serpentium morsus non petit serpentes.
Змеи змей не кусают.

Nemo omnes, neminem omnes fefellerunt.
Никогда один человек не мог обмануть всех, да и все не могли обмануть одного (букв.: отдельного) человека.

Est dolendi modus, non est timendi.
Для печали есть предел, для страха — нет.

Nimia cura deterit magis, quam emendat.
Чрезмерное усердие больше портит, чем улучшает.

Там angustis terminis tantae multitudinis vivacitas ipsa concluditur!
В какие узкие пределы втиснута жизнь множества людей!

Et prima vitae tempora et media patriae, extreма nobis impertire debemus.
Молодость и средний возраст мы должны посвятить родине, старость — себе.

Nam juvenes confusa adhuc quaedam et quasi turbata non incedent; senibus placida omnia et ordinata conveniunt, quibus industria sera, turpis ambitio est.
Можно мириться с беспорядочной сумятицей в жизни юноши; старикам к лицу спокойная упорядоченная жизнь: напрягать свои силы поздно, добиваться почестей стыдно.

Adsiduitate nimia facilitas magis quam facultas, nec fiducia sed temeritas paratur.
Привычка к одним и тем же занятиям вырабатывает умение, но не развивает способностей, внушает не уверенность в себе, но самодовольство.

Nam quoto cuique eadem honestatis cura secreto quae palam?
Много ли людей, которые так же озабочены своим нравственным достоинством наедине с собой, как и при людях?

Atque ego optimum et emendatissimum existimo qui ceteris ita ignoscit tamquam ipse cotidie рессет, ita peccatis abstinet tamquam nemini ignqsсат.
Я считаю самым лучшим и самым безупречным человека, который прощает другим так, словно сам ежедневно ошибается, и воздерживается от ошибок так, словно никому не прощает.

Nullum justius genus reditus quam quod terra, caelum, annus refert.
Нет более справедливого дохода, чем тот, который принесут земля, небо, год.

Invenio autem apud sapientis honestissimum esse majorum vestigia sequi, si modo recto itinere praecesseint.
Мудрые люди говорят, что хорошо и почтенно идти по стопам предков, если, конечно, они шли прямым путем.

Nam si rationem posteritatis habeas, quidquid non est peractum, pro non inchoato i’st.
Если ты рассчитываешь на потомков, то для них недоделанное — тоже самое, что не начатое.

Male vim suam potestas aliorum contumelhs experitur, male terrore veneratio adquiritur, longeque valentior amor ad optimendum quod velis quam timor.
Плохо, если власть испытывает свою силу на оскорблениях; плохо, если почтение приобретается ужасом; любовью гораздо скорее, чем страхом, добьешься ты того, чего хочешь.

Multi famam, conscientiam pauci verentur.
Молвы боятся многие, совести — кое-кто.

Nam fides in praesentia eos quibus resistit offendit deinde ab illis ipsis suspicitur laudaturque.
Честность оскорбляет людей в ту минуту, когда она им во вред, потом они же ею восторгаются и ее превозносят.

Neque enim minus apud nos honestas quam apud alios necessitas valet.
Честность для нас значит не меньше, чем для других необходимость.

Optime ex accusatione ipsa accusatoris fides aestimatur.
О честности обвинителя лучше всего судить по самому обвинению.

Recta ingenia debilitat verecundia, perversa cqnfirmat audacia.
Честную душу сдерживает совестливость, а негодяй крепнет от своей дерзости.

Est enim ita natura comparatum ut nihil aeque amorem incitet ет accendat quam carendi metus.
Так уже устроено природой: ничто не усиливает любовь к человеку, как страх его лишиться.

Jucundissimum est in rebus humanis amari, sed non minus amare.
Величайшая радость в жизни человека — быть любимым, но не меньшая — самому любить.

Timor est emendator asperrimus.
Страх — суровейший исправитель.

Est enim quaedam etiam dolendi voluptas, praesertim si in amici sinu defleas, apud quem lacrimis tuis vel laus sit parata vel venia.
Есть некоторое наслаждение и в печали, особенно если ты выплачешься на груди у друга, который готов или похвалить твои слезы, или извинить их.

Multa luctuosa dolor invenit.
Печаль изобретательна на скорбные выдумки.

Plerumque dolor etiam venustos facit.
Беда часто делает людей остроумными.

Hominis est enim adfici dolore, sentire, resistere tamen et solacia admittere, non solaciis non egere.
Человеку свойственно чувствовать и испытывать страдания, но в то же время бороться с болью и слушать утешения, а не просто не нуждаться в утешениях.

Nam qui voluptatibus dediti quasi in diem vivunt vivendi causas cotidie finiunt.
Люди, преданные наслаждениям, живут будто одним днем: кончилось сегодня и нет причин жить.

Nec interesse cujus ordinis quis sit, sed quam causam habeat.
Важно не звание человека, а его дело.

Quamquam minor vis bonis quam malis inest.
Хорошие люди слабее других (плохих).

Sunt enim homines natura curiosi et quamlibet nuda rerum cognitione capiuntur, ut qui sermunculis etiam fabellisque ducantur.
Люди по своей природе любознательны; и ничем не прикрашенное знакомство с фактами прельщает даже тех, кто с удовольствием слу-шает болтливые небылицы.

Utque in corporibus sic in imperio gravissimus est morbus qui a capite diffunditur.
Как в человеке, так и в государстве, тяжелее всего болезнь, начинающаяся с голову.

comments powered by HyperComments